Погода в Вологде: +19 °C

Курс ЦБ на 23.05: $ 61.26 72.24

20.01.2018

Неизлечимо больным людям будут оказывать комплексную медицинскую помощь в Вологде

Неизлечимо больным людям будут оказывать комплексную медицинскую помощь в Вологде

Места для таких пациентов оборудуют в областном госпитале для ветеранов войн. Работа начнется в 2018 году.

По инициативе Президента РФ, в 2018 году из федерального бюджета дополнительно выделят 4,3 млрд рублей на организацию ухода за тяжелобольными людьми, обеспечение их лекарствами, медицинским оборудованием, в том числе для использования на дому. Такое финансирование – на регулярной основе, с постепенным увеличением – продолжится и в будущие годы.

Создание системы оказания современной паллиативной помощи, поддержка людей, которые столкнулись с тяжкими, неизлечимыми недугами, – это не только важнейшее направление развития здравоохранения, но и наш нравственный, человеческий долг, в высшей степени гуманная и милосердная задача, считает глава государства.

Правительству РФ поручено расширить понятие «паллиативная медицинская помощь» и уточнить порядок ее оказания, в том числе на дому, а также порядок социального обслуживания неизлечимо больных граждан. Оно должно также обеспечить подготовку медицинских работников и сиделок в целях обучения их оказанию паллиативной помощи.

Время не лечит

Время не лечит. Просто привыкаешь жить с мыслью, что твоего ребенка больше нет. И уже ничего не изменить, – говорит вологжанка Ольга Попова (имя изменено). Красивая, молодая женщина, только в глазах – всепоглощающая грусть…

Она – одна из немногих, кто согласился хотя бы на условиях анонимности рассказать журналисту, совершенно постороннему человеку, свою историю. Готовя материал о паллиативной помощи, мы нашли нескольких вологжан, которые пережили тяжелую болезнь и смерть близких. И практически никто не пошел на разговор – даже спустя годы малейшее напоминание о случившемся царапает слишком больно.

Два года назад Ольга с мужем похоронили сына. Врачи ни московских, ни заграничных клиник не смогли побороть страшный диагноз, поставленный 13-летнему Сергею. Везде родители слышали одно и то же: «Все методы испробованы. Больше помочь ничем нельзя».

А Сергей до конца верил, что когда-нибудь снова начнет учиться. Мама с папой не нашли в себе сил сказать своему ребенку, что лечение не дало результат и он никогда не вернется в школу…

К счастью, у мальчика не было сильных болей, и семье не пришлось пережить канитель с выпиской обезболивающих. Правда, по ночам он никак не мог уснуть, – лежал с открытыми глазами. Врачи говорили, это та же боль, только проявляется по-другому.

Свои последние дни мальчик хотел провести дома. Врачи детской областной клинической больницы предлагали лечь в стационар, но Сережа, уставший от больничной жизни, отказался. Каждое утро Ольга с мужем отвозили сына на процедуры, помогающие поддерживать общее состояние.

И все-таки мы отвезли его в больницу, – говорит Ольга. – Когда Сережа не смог глотать пищу… Поставить зонд в домашних условиях не получалось. Врачи ни в чем нам не отказывали, были с сыном до конца. Не знаю, как бы мы провели… его последние дни без них.

 

Медики поневоле

Как заявили нашей газете в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования, действие полиса ОМС не распространяется на паллиативных пациентов. Поэтому большинство людей, после того, как им ставят неизлечимый диагноз, отправляются доживать свой век в стенах родного дома, на попечении родных и близких.

Алла Воронина (имя изменено) ухаживала за папой в последние месяцы его жизни. Диагноз – 4 стадия рака кишечника – поставили слишком поздно,  лечение уже не помогало. Доктора только объяснили, как правильно переворачивать больного, обрабатывать пролежни, и посоветовали ставить капельницы физраствора для поддержания организма. На этом их участие закончилось.

Мы тогда у постели дежурили втроем: я, сестра и мама, – вспоминает Алла. – В одиночку поднять и посадить или перевернуть лежачего мужчину для женщины невыполнимая задача. А чтобы поставить капельницу, пришлось обойти всех знакомых медиков. Выручила подруга матери, которая согласилась приходить каждое утро.

От медицинского учреждения к таким пациентам прикрепляется медсестра, но она приходит на дом один раз в сутки. А обезболивающие уколы необходимо делать несколько раз в день, причем до наступления болей – иначе не помогут.

Люди, как правило, не умеют оказывать медицинскую помощь своим родственникам, их никто этому не обучает, – говорит директор БФ «Хорошие люди» Татьяна Коричева. – Мало того, что не умеют делать уколы, они не имеют на это право! Если человек без соответствующего образования берется выполнять какие-то медицинские манипуляции, это попадет под статью о незаконном врачевании и влечет наказание.

Если человек без соответствующего образования берется выполнять какие-то медицинские манипуляции, это попадет под статью 335 УК РФ «О незаконном врачевании». Предусмотрено наказание: штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничение или лишение свободы на срок до 3 лет.

Выход один – нанимать платную сиделку. Но в городе таких специалистов мало, да и минимальная стоимость их работы – 1200 руб. в сутки. За месяц выйдет около 36 тыс. рублей. Прибавьте к этой сумме стоимость лекарств…

 

Последний приют

Помочь в такой ситуации могли бы хосписы, предоставляющие необходимую поддержку и квалифицированную медицинскую помощь неизлечимо больным. Такие организации существуют во многих городах России. Например, в Москве открыта целая сеть хосписов, объединенных благотворительным фондом «Вера».

hospis-02.jpg

Напомним, что до революции тяжелобольные и одинокие люди находили приют в богадельнях, существовавших на средства благотворителей. Только в Вологде было четыре подобных учреждения.

В ряде российских городов сейчас возвращаются к этой традиции, – говорит протоиерей, руководитель отдела церковной благотворительности и социального служения Вологодской епархии Алексей Рожнов. – Очень важно, чтобы человек в свои последние дни не был удален от Бога, имел возможность исповедаться и причаститься. Например, в Москве на территории Свято-Спиридонской Богадельни находится храм. Священники сразу после литургии навещают больных, а сестры милосердия это все воцерковленные люди могут помочь, например, подготовиться к причастию… Вологодские священники и сейчас помогают тяжелобольным людям, выезжают к ним на дом, беседуют.

Открыть богадельню в нашем городе тоже возможно, считают в Вологодской Епархии. Но это должна быть совместная работа церкви и государства.

Финансирование должно быть только государственное – это очень большие деньги, – соглашается и Татьяна Коричева. – На благотворительности такое учреждение долго не продержится, потому что помощь спонсоров не постоянный доход: сейчас есть, а завтра нет. А работа в таком заведении останавливаться не должна.

 

Давай поговорим

Часто бывает, что родственники неизлечимо больного человека в прямом смысле сходят с ума, – говорит директор благотворительного фонда «Хорошие люди» Татьяна Коричева. – Понимаете, иногда болезнь может тянуться годами, и у семьи нет элементарной возможности отдохнуть, восстановить силы.

Когда речь идет о паллиативных больных, психологическую помощь многие ставят на второй план. Но психолог обязательно должен быть рядом с больным и его близкими, сам идти на контакт и предлагать помощь.

символ хосписа угасающая в руках свеча.jpg

Поддержка психолога в семье, в которой есть тяжело больной человек, требуется всем, – говорит психолог Центра социальной помощи семье и детям Ольга Мединцева. – Конечно, в первую очередь самому пациенту, если он в сознании. Больные редко говорят о своих страхах и эмоциях, потому что боятся еще больше расстроить родственников. А чужаку выговориться легче.

Тем, кто ухаживает за пациентом, тоже необходимо выговорится или выплакаться. Им тяжело от боли, которую испытывает родной человек. Они сами страдают из-за той ноши, которая непосильным грузом легла на их плечи, но всеми правдами и неправдами прячут свои эмоции. Но если не выпускать их наружу время от времени, не получится и качественного ухода, считают специалисты.

Здесь очень важно, чтобы не произошло обесценивания жизни, – говорит Ольга Мединцева. – Понимание того, что все уже кончено, не должно сказаться на отношении к больному. Каждый его день настолько же ценен, как и у обычных людей. И, конечно, уже после потери родного человека, у его близких может появиться чувство вины, справиться с которым без помощи специалиста очень сложно. Это тяжелое кризисное состояние. Оно должно пройти несколько этапов, пока не произойдет принятие ситуации.

 

В начале пути

На Вологодчине работа по оказанию паллиативной помощи еще только строится. Это часть государственной программы по развитию здравоохранения в регионе.

armii_63_fl.jpg

Речь идет о создании выездной патронажной службы и специальных кабинетов в городских и районных поликлиниках. В нашем городе такой кабинет предполагается открыть на базе Вологодского областного госпиталя для ветеранов войн. Врачи уверяют: это будет качественно новый подход в работе с неизлечимо больными пациентами.

До 2016 года паллиативная помощь оказывалась  на койках сестринского ухода и общебольничной сети, – пояснили нашей газете в Департаменте здравоохранения Вологодской области. – Три года назад 24 медицинские организации в области получили лицензию на проведение такой работы.

Финансируется оказание паллиативной помощи из областного и федерального бюджета.   

Татьяна Рыжкова
Оставьте свой комментарий
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Загар-клуб Шоколадка
Цирк
Лента новостей

22.05.2018 Происшествия

Дачный дом сгорел в Вологде

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×